Своеобразный юмор …

Ехали в поезде. Обычный плацкарт, ничего сверхъестественного. Июль, ночь… Банка пива, карты и друг патологоанатом. Нас одолевала дикая бессонница, поэтому говорили за жизнь и играли в дурака. После двадцатой партии, он вдруг резко встал и выглянул в коридор, после чего с таким маниакальным лицом присел обратно и томно произнес:
— Красота-то какая!
Я почему-то решил, что он увидел красивую пассажирку или что-то в этом роде, и решил проверить. Выглянул, а там ничего, кроме торчащих в разные стороны ног спящих пассажиров. Пожав плечами, я уселся поближе к окошку и принялся глазеть на пролетающие мимо фонари.

Друг вдруг встал и, схватив свой портфель, направился куда-то в сторону туалета. Я даже особого значению этому не придал. Потом выяснилось, что этот остряк сходил в туалет, достал из портфеля бирочки и надел на большие пальцы ног всех спящих в вагоне. Сказав, что он кретин, я все же прилег и уснул.

Проснулся же я от жуткого крика проводницы, которая направлялась в другой вагон, и увидела эту замечательную картину. Поглядев на друга и вновь увидев его маниакально довольную улыбку, я понял, что у патологоанатомов довольно-таки своеобразный юмор …

А он так и не был женат…

История давняя, конец 70-х. Рассказана мне другом Семеном.

Он тогда был 18-летним «качком» — всякими железяками такую себе мышечную массу набил – смотреть жутко. И покушать был большой любитель – поддерживать-то мышцы надо. При этом парень он был веселый, смешливый, компанейский. Но очень уж стеснительный в общении с противоположным полом. А либидо-то прет из всех щелей – возраст, знаете ли.

И вот начинает Сеня встречаться с девушкой. Как-то, плотно покушав, он ее встречает и решает продемонстрировать свою силушку недюжинную – легко так на руки одним движением подхватывает… И испускает громкий, ни с чем не путаемый звук, недвусмысленно показывающий, что покушать Сене удалось только что весьма нехило. Девушка счастливо смеется. Сеня краснеет и перестает с ней встречаться.

С другой девушкой так было. Гуляют они поздним вечером, осень, отнюдь не жарко уже, но Семен отчаянно форсит – без кепки ходит. Соплей полный нос. А нос у Сени особенный – какой-то греко-грузино-еврейский, большой и солидный. И вот смешливый Сеня травит даме какую-то очередную веселую байку, отчаянно жестикулирует при этом, сам же первый начинает ржать над байкой, по — лошадиному фыркает и… И плотная, хорошо сформировавшаяся зеленая сопля вдруг вылетает ему из классического носа на раскрытую ладонь. Секундная пауза. Легкий шок у обоих. Потом Сеня мощно вдыхает носом в себя – сопля столь же резво покидает ладонь и скрывается в своем греко-грузино-еврейском «домике». Девушка сгибается пополам от смеха. Семен сильно смущается и перестает с ней встречаться.

Третья попытка. Семен уже с другой девушкой гуляют в парке. Он сжирает какой-то беляш, потом пьет пиво, впихивает в себя пару мороженного. Дело к вечеру – даму следует проводить домой. Семену срочно надо «до ветру», причем по-взрослому, но он стесняется отбежать в ближайшие кусты и мужественно провожает, отчаянно напрягая накаченный пресс. Поздний вечер. Темно. Доходят до домика, где живет девушка. Она ненавязчиво предлагает зайти «попить чайку», поскольку родители в отъезде. Семен разрывается между своей все матереющей и требующей выхода либидой и вполне естественным процессом, происходящим в кишечнике. Решает таки зайти в гости. Девушка оставляет его в темной комнате и идет на кухню заваривать чай. Семен видит открытое окно и понимает, что его внутренние процессы больше не могут ждать ни минуты. Отодвинув горшочек с геранью, он лихим джигитом вскакивает на подоконник, сдергивает штаны и… И процесс завершается вполне успешно буквально за несколько секунд. Еще мгновение – и окно закрыто, герань на месте, довольный Семен стоит в ожидании своей пассии.

Ну, и всего, что может сейчас последовать в этом уютном домике? Входит девушка, включает свет. На диване сидит ее старшая сестра с молодым человеком. Описать глаза обоих слов не хватает. Семен опрометью покидает место событий. Кстати, сейчас ему за 50, а он так и не был женат. Интересно, почему?